October 2nd, 2016

Нация пиратов, прямо по Джеку Лондону

Оригинал взят у supermipter в Нация пиратов, прямо по Джеку Лондону
Наиболее полные материалы о пиратах эпохи паруса можно почерпнуть из судебных разбирательств того времени. Изучение дел около 700 человек, осужденных в начале XVII века за пиратство, показало, что почти три четверти из них были профессиональными моряками. Аналогичный анализ, проведенный на материале начала XVIII века, тоже показывает, что абсолютное большинство пиратов служили на торговых, военных или каперских кораблях. В период между 1715 и 1725 годом среди пиратов Карибского бассейна 35% составляли англичане, 25% — выходцы из американских колоний, 20% — выходцы из вест-индских колоний (главным образом Ямайка и Барбадос), 10% составляли шотландцы, и 8% — ирландцы. Остальные два процента приходились на представителей других национальностей: шведов, голландцев, французов и испанцев. Большинство пиратов происходило из крупнейших портовых городов: Лондона, Бристоля, Лейта, Сванси, Бостона, Нью-Йорка или Чарльстона.

Об амбалах-евреях.

Оригинал взят у kosarex в Из истории рабочего движения
    Во времена Российской империи в Одесском порту обитал самый боевой отряд российского, рабочего класса. Состоял он почти поголовно из евреев и назывался амбалами. Амбалы зарабатывали в среднем восемь рублей в лень. Работали грузчиками. Когда работы не было, спали на пристани и вывешивали объявление - меньше, чем за три рубля не будить. Бешеные деньги по тем временам, когда квалифицированный рабочий получал два рубля в день, а неквалифицированный рубль, а в южных местах, где продукты были особенно дешевы, полтину. Получали много, поскольку никто на их место не претендовал. Одиночек и даже бригады били кулаками, пыряли ножами, могли в ход пустить огнестрельное оружие. Дело простое - хороший револьвер стоил 30 рублей. Четыре дня работы позволяли легко купить пистолет с патронами. Кто-то выходил на работу с браунингом за пазухой (дешевка, а желание отнять рабочее место исчезает), кто-то предпочитал крупный кольт. Уголовники боялись обкладывать амбалов данью. В драке не победить, перестрелку не выдержать. У уголовников была большая конкуренция, доходы у большинства меньше, чем у амбалов, да и шли в уголовники слабаки по сравнению с грузчиками. С одной стороны, каждый амбал совмещал профессию грузчика и бандита, с другой стороны, был сознательным рабочим, поскольку работать надо было интенсивно, простой судна обходился дорого. Не стоило нарываться на конфликт с судовладельцем.

Сгубила амбалов их несознательность. Поленились они выступить за белое движение, а красное раздавило их негласные профсоюзы, уничтожило профессиональное единство жестокими репрессиями. Стали амбалы получать как обычные рабочие, а доходы приращивать исключительно за счет мелкого воровства социалистического имущества. Увы, получалось не так, как прежде, когда восемь рублей в день позволяли купить себе дом с участком, завести на старости лет магазинчик, да ещё после работы отдыхать в ресторанах и хорошо кушать. Однако, идею совмещения профессий и по сей день нельзя вытравить из передовых отрядов рабочего класса. Пусть амбалы как социальное явление в наши дни исчезло, зато рабочий класс получил урок - только овладев необходимыми навыками бандитских разборок, рабочий класс сможет противостоять бандитским крышам и крышующим их работникам полиции, принудить администрации предприятий к четкой выплате заработной платы и добиться хорошей оплаты труда. Иначе остается только надеяться на государство. Иногда эти надежды оказываются слишком затянувшимися. Дед надеялся на государство, отец верил, сын надеется. Тут уж всё зависит от государства, а не от степени веры в государство. Короче, верим, надеемся, ждем, что когда-нибудь желание выходить на работу с пистолетом за пазухой исчезнет как пережиток прошлого.