?

Log in

No account? Create an account
Дружба народов по чеченски.
russ5
"Имел место такой вопиющий факт, когда один из учителей городской школы Гудермеса (чеченец) перестал общаться с коллегой, кумыком по национальности, после того, как увидел, что последний поздоровался за руку с русским.

В другом случае житель Грозного, руководящий работник и член КПСС, грозил убийством домочадцам, если они посмеют произнести в семейном кругу хотя бы одно слово по-русски.

Еще один субъект из этой же «колоды», проживавший в Шалинском районе, устроил у себя такой домострой, при котором под страхом физического наказания запрещалось общение с любым человеком нечеченской национальности. А близкие отношения он поддерживал только со своими однотейповцами." (Иорданов М. Тайное общество "Ичкерия". Махачкала, 2001. С. 102.)
[Spoiler (click to open)]
""В период 1992-1994 годов в Грозном чеченцы под угрозой насилия за бесценок скупали у русских квартиры и целые жилые кварталы. В доме 131 по улице Богдана Хмельницкого из 142 квартир скуплена почти половина».
Вот как это делают: «В феврале 1994 года пришли в квартиру чеченцы с автоматами, привязали к кровати и стали избивать в присутствии детей двух и семи лет. С целью завладения квартирой. Старший сын пытался развязать руки матери, но увидевший это чеченец наступил ему ногой на руку. Вырвавшись, побежала к отцу на работу. По дороге встретила полицейский патруль. Просила о помощи, но они так и не приехали. Дудаевцы издевались над бабушкой (Мащенко Е.Е.), Заняли ее квартиру... Марина Камакина, 30 лет, родилась и жила в г. Грозном, русская».
Зачастую выселение заканчивалось убийством: «Примерно с февраля 1993 г. неожиданно не стал выходить на работу заместитель начальника РСУ ГХК Демин И. Г., проживающий в пос. Черноречье. Он собирался уезжать из Грозного и уже в квартире упаковал вещи. Накануне коллеги по работе замечали его расстроенным. После исчезновения Демина И. Г. его квартиру сразу заняли чеченцы. До сих пор от Демина И. Г. нет никаких вестей».
Очень много случаев, когда бравые абреки терроризировали старых беспомощных людей. "Некто Чапсаев (или Чургаев), так он невнятно представился, житель с. Шали, терроризирует пенсионерку Авдолеву М. X. и её дочь, проживающих в своем доме по пр. Ленина, 106. Требует, чтобы они убрались в течение трех месяцев, а то будет хуже». «В собственном доме по ул. Украинской, №37 проживала Полякова (возраст — 72 г.). Неоднократно неизвестные приходили к ней и требовали продать дом или убраться. 5.06.93 Полякову нашли убитой на 36-м участке Октябрьского р-на". "Ночью 26 июня 1993 г. в своей квартире по улице Верхоянская, 4-А, кв. 96 (пос. Черноречье) была застрелена 60-летняя одинокая женщина Гончарова П. Квартира заселена чеченцами».[174]
А вот чеченская вариация печальной сказки о лисе, попросившейся переночевать к зайчишке: «Рыбчинская М.Ф., живет вместе со своим братом и матерью Сафоновыми в своем доме по ул. Щербакова, 50. В октябре месяце 1992 г. пустили временно на квартиру во времянку чеченку Абузакову Диану. С этого времени жить стало невозможно. По ночам к квартирантке постоянно приходят какие-то неизвестные люди. Стала хамить, угрожать хозяевам, стала самовольно получать и присваивать себе пенсию за ее пожилую мать (видимо, мать Рыбчинской. – А.К.). Выкрала договор на получение земельного участка и домовую книгу. Через некоторое время она уже категорически потребовала от хозяев убраться из этого дома, так как она его уже продала. Обращения в полицию ни к чему не привели. Людей стали запугивать и даже не пускать в свой дом, новоявленная "хозяйка" грозит, что если сын не освободит дом, то им перережут горло».
Возможно, в Москве, которая, как известно, слезам да и ничему теперь не верит, найдутся скептики, способные заявить: тоже удивили – убийства за квартиру! В Москве таких убийств наверняка больше, чем в Грозном. Причем тут Чечня и русский погром?
Как ни странно, именно такой позиции придерживаются высшие чиновники, представляющие Россию в Чечне. Глава Временной администрации, по существу, наместник края Семенов в разговоре с нашей группой при упоминании об этнических чистках при Дудаеве (кажется, об этом заговорила К. Мяло) разнервничался, даже закурил и перешел в атаку: «Когда выгоняют с автоматом, одинаково чеченца и русского, какая это этническая чистка»". Выселение из домов таким образом предлагается списать по разряду обыкновенной уголовщины.
Не спорю – уголовщина справляла свой праздник в Чечне. Но она имела национальную подоплеку. Террор был направлен преимущественно на русских. В полученных мною от терских активисток списках запротоколировано 127 преступлений. В основном против казаков, русских, упоминаются также армяне, ногайцы. А вот чеченцев или ингушей нет. Конечно, и вайнахи гибли в эти годы — как правило, в межклановых разборках, а также в праведной борьбе, которую оппозиция вела против режима Дудаева. Разница в том, что это были жертвы политической борьбы, тогда как русское население истреблялось независимо от политических позиций и несмотря на то, что оно в основном сохраняло вынужденную лояльность режиму.
Бандиты сами охотно подчеркивают этническую подоплеку своих действий. Вот какую записку получил житель Старого поселка (г. Грозный) Геннадий Г., не пожелавший уезжать из своего дома (сохраняю написание оригинала): «Слушай ты дорогой, что [175] то ты раздухарился ты вообще не думаешь уезжать, да?.. Короче! До 12-го если по хорошему не уберешься со своей дитями, не обижайся, мы нечаянно попадем лимонкой в твой хату и всех так обойти будем, даем тебе срок собраться по хорошему не забывайте где вы живете и среди ково»...
Лимонка, брошенная в дом, чтобы русские не забывали «среди ково» живут и поскорее уезжали, являлась весьма распространенным средством убеждения. Сосредоточенная на каких-то своих думах старушка в очереди у раздаточного пункта в Грозном тихо сказала мне: "Знаешь, сынок, а я в доме без крыши живу... Бросили гранату — уже перед самым приходом наших. Говорят: это к тебе, старуха, бомба попала. А я вижу: какая бомба — граната! Так и живу — тазы поставлю, а с крыши, течет. Я бы уехала, да некуда».
Это был второй человек, с которым мне удалось поговорить в Грозном. Первый — пожилой рабочий, собирал разбитые стекла во дворе больницы (почти все здания в городе стояли без стекол). Он рассказал, что у него убили тещу и 19-летнюю племянницу. "Прихожу к ним домой, а они не дышат. Наверное, на девчонку польстились. А тещу убили, чтобы свидетелей не было».
Всего два случайных разговора в Грозном..." (Казинцев А. Россия над бездной. М., 1996)

А теперь посмотрим статистику. Всё-таки русскоязычное население поняло "среди ково»... оно жило, что нашло своё отраженеие в нижеприведённых данных:


Источник: Белозеров В.С. Этническая карта Северного Кавказа / Виталий Белозеров. —
Б44 М.: ОГИ, 2005. — 304 с., 16 с. ил. — (Нация и культура / Новые исследования: Социальная география).
В книге исследованы демографические процессы на Северном Кавказе, главным образом в 1970-1990-е гг. Процесс дерусификации — не только малоприятное явление для живущих в этом регионе, но и предмет разнообразных идеологических и политических спекуляций как
«российско-имперской», так и антирусской направленности. Настоящее исследование содержит достаточное количество фактического и аналитического материала, позволяющего противостоять любого рода передержкам, ориентироваться в сложном историко-географическом контексте проблемы.